Комментарий к Закону Республики Беларусь от 20.07.2006 № 160-З «О внесении изменений и дополнений в Гражданский кодекс Республики Беларусь». Субсидиарная ответственность руководителя юридического лица

КОММЕНТАРИЙ К ЗАКОНУ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ ОТ 20.07.2006 № 160-З «О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ». СУБСИДИАРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ РУКОВОДИТЕЛЯ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА



Закон РБ от 20.07.2006 № 160-З «О внесении изменений и дополнений в Гражданский кодекс Республики Беларусь» (далее - Закон № 160-З) уточнил положения, касающееся ответственности юридических лиц по своим обязательствам, а точнее, ответственности иных лиц по обязательствам (долгам) юридического лица.

По общему правилу, коммерческие организации можно классифицировать по критерию «ответственность учредителей (участников, членов) по обязательствам юридического лица» на следующие группы:

1) коммерческие организации, в которых учредители (участники) не несут какой-либо личной ответственности по обязательствам организации, а присутствует лишь риск утраты имущества, переданного коммерческой организации. К таким организациям относятся:

а) акционерное общество;

б) общество с ограниченной ответственностью;

в) унитарное предприятие;

г) государственное объединение;

2) коммерческие организации, в которых присутствует сингулярная (частичная) субсидиарная (дополнительная) личная ответственность участника по обязательствам организации (зачастую солидарно с иными участниками):

а) общество с дополнительной ответственностью;

б) производственный кооператив (артель);

3) коммерческие организации, в которых присутствует полная личная ответственность участников (учредителя) всем своим имуществом субсидиарно по обязательствам организации:

а) полное товарищество;

б) коммандитное товарищество (в отношении полных товарищей);

в) казенное предприятие.

Наряду с изложенным в части второй п.3 ст.52 Гражданского кодекса РБ (далее - ГК) содержится изъятие из данного общего правила, которое представлено в Законе № 160-З в новой редакции.

В силу этого возможна ответственность учредителей (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, вне зависимости от видов коммерческих организаций, в которых по общему правилу учредители (участники) такой ответственности не несут.

При этом указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности, но лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными деяниями.

К числу лиц, на которых может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам признанного несостоятельным (банкротом) юридического лица, относится, в частности, собственник имущества унитарного предприятия, дававший обязательные для него указания. Это объясняется тем, что учредитель (собственник имущества) унитарного предприятия является лицом «внешним» по отношению к унитарному предприятию и, следовательно, как «стороннее лицо» может давать унитарному предприятию указание и соответственно на него можно возлагать субсидиарную ответственность, если данные указания привели к экономической несостоятельности (банкротству).

Участники же АО и ООО, как правило, действуют лишь в рамках органа управления общества, а именно собрания участников, в силу чего, если решение принято собранием участников (которое является не «внешним лицом» по отношению к юридическому лицу, а его органом), то оно будет рассматриваться не как указание юридическому лицу, а скорее, как внутренний процесс в рамках управления юридическим лицом, поэтому на данных лиц с точки зрения правовой природы отношения субсидиарная ответственность возлагаться не должна.

В то же время возможен и иной подход к этому вопросу, причем подтверждением ему могут быть и другие законодательные акты. Так, в Законе РБ «О хозяйственных обществах» (ст.33) предусматривается, что члены органов хозяйственного общества в соответствии с их компетенцией несут ответственность перед хозяйственным обществом за убытки, причиненные данному обществу их виновными действиями (бездействием), в порядке, установленном учредительными документами хозяйственного общества и законодательством. При этом не несут ответственности члены органов хозяйственного общества, голосовавшие против решения, которое повлекло причинение убытков, или не принимавшие участия в таком голосовании, а также в иных случаях, установленных законодательными актами. Таким образом, из указанной нормы может следовать (возможно толкование), что ответственность по долгам хозяйственного общества распространяется и на участников такого общества, так как каждый из участников ООО, ОДО и АО является членом их высшего органа управления.

В качестве лиц, прямо не поименованных в части второй п.3 ст.52 ГК, но которые «иным образом имеют возможность» определять действия юридического лица (и, следовательно, нести субсидиарную ответственность по его обязательствам), следует рассматривать основные хозяйственные общества и товарищества - по отношению к дочерним и зависимым хозяйственным обществам (ст.105 и 106 ГК); участников хозяйственных групп, создаваемых в иных формах, которые имеют возможность влиять на других участников (Указ Президента РБ от 27.11.1995 № 482 «О создании и деятельности в республике хозяйственных групп»), в частности, лиц, имеющих в законном владении или в доверительном управлении контрольный пакет акций акционерного общества; головное предприятие (центральную компанию) - по отношению к иным участникам финансово-промышленной группы (Закон РБ от 04.06.1999 № 265-З «О финансово-промышленных группах»).

При этом следует иметь в виду, что положения, предусмотренные частью второй п.3 ст.52 ГК, не применяются в отношении полного товарищества и коммандитного товарищества, участники которых (полные товарищи) во всех случаях солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам товарищества.

До изменения в ГК руководитель юридического лица не рассматривался напрямую в качестве лица, на которое может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам указанного лица. И, по нашему мнению, такой подход гражданского законодателя был оправдан, так как руководитель юридического лица не является лицом, которое имеет право давать обязательные для этого юридического лица указания, поскольку он рассматривается гражданским правом Республики Беларусь исключительно как орган юридического лица (его неотъемлемая часть), а не как его гражданско-правовой представитель (что свойственно большинству правовых систем мира). Следовательно, исходя из общего правила, руководитель юридического лица, находясь «внутри» данного лица, а не вне его, не может давать указания юридическому лицу, а все его приказы являются не чем иным, как указаниями коллективу работников.

Однако, несмотря на это, иные законодательные акты Республики Беларусь напрямую указывали на возможность привлечения руководителя юридического лица по долгам в случае экономической несостоятельности (банкротства) юридического лица, основой которой явились деяния руководителя. Такое положение содержится в Законе РБ «Об экономической несостоятельности (банкротстве)», Указе Президента РБ от 12.11.2003 № 508 «О некоторых вопросах экономической несостоятельности (банкротства)», Законе РБ «О хозяйственных обществах».

В частности, в ст.5 Закона РБ «О хозяйственных обществах» предусмотрено, что, если экономическая несостоятельность (банкротство) хозяйственного общества вызвана его учредителями (участниками) или другими лицами, в т.ч. лицом, осуществляющим функцию единоличного исполнительного органа хозяйственного общества либо возглавляющим коллегиальный исполнительный орган этого общества, имеющими право давать обязательные для этого общества указания либо возможность иным образом определять его действия, на таких лиц при недостаточности имущества хозяйственного общества возлагается субсидиарная ответственность по его обязательствам в соответствии с законодательными актами.

Законом № 160-З нормы ГК были приведены в соответствие с названными выше законодательными актами.

В то же время вопрос о том, что является предпринимательским риском в рамках действий руководителя юридического лица, в частности, коммерческой организации, а что является основанием для возложения на руководителя субсидиарной ответственности в случае банкротства юридического лица, по нашему мнению, остается нерешенным.



20.10.2006 г.



Ян Функ, кандидат юридических наук, доцент,

Председатель Международного арбитражного суда

при Белорусской торгово-промышленной палате



Журнал «Главный Бухгалтер. ГБ» № 39, 2006 г.

 
 

Copyright (c) 2009-2016 SystemaBY.com. Все права защищены