Судебная практика: Неосновательное требование о расторжении учредительного договора и ликвидации общества с ограниченной ответственностью



НЕОСНОВАТЕЛЬНОЕ ТРЕБОВАНИЕ О РАСТОРЖЕНИИ УЧРЕДИТЕЛЬНОГО ДОГОВОРА И ЛИКВИДАЦИИ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ

Суть спора

В поданном в хозяйственный суд заявлении истец указал, что ответчик, являясь директором общества и его участником с долей в уставном фонде, превышающей 50 %, единолично принимает любые решения по любым вопросам деятельности общества. Также истцом указано, что согласно подп.2.1 устава общества и подп.1.8 учредительного договора основной целью деятельности общества является извлечение прибыли для удовлетворения социальных и экономических интересов участников общества посредством осуществления хозяйственной деятельности. С момента создания и до настоящего времени основным видом деятельности общества является сдача в аренду недвижимого имущества, принадлежащего обществу на праве собственности. Однако истец никаких доходов от деятельности общества по сдаче в аренду нежилых помещений в течение всего срока его существования не получал.

Кроме этого, истец считает, что действиями ответчика ему причинен ущерб в форме упущенной выгоды, а именно неполученных дивидендов, которые истец мог бы получить при обычных условиях сдачи в аренду принадлежащего обществу недвижимого имущества.

Решение хозяйственного суда первой инстанции

Отказывая в удовлетворении исковых требований в полном объеме, суд первой инстанции исходил из следующего.

Начиная с 1995 г. участниками общества являлись как истец, так и ответчик, доли которых в уставном фонде неоднократно изменялись.

Так, с июня 1995 г. доля в уставном фонде истца и ответчика составляла по 25 %, с сентября 1997 г. по сентябрь 2000 г. доля истца составляла 17,65 %, ответчика - 23,53 %, с сентября 2000 г. по 26 марта 2007 г. доля истца составляла 43 %, а ответчика - 42 %.

Ответчиком 26 марта 2007 г. было дополнительно приобретено 15 % доли в уставном фонде (истец добровольно отказался от своего преимущественного права покупки доли или ее части).

Между истцом и ответчиком 26 марта 2007 г. был заключен учредительный договор, согласно которому доли распределились следующим образом: истец - 43 %, ответчик - 57 %.

Пунктом 4 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда РБ от 19.05.2005 № 19 «Об отдельных вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением условий учредительства юридических лиц и законодательства о хозяйственных обществах» (далее - постановление Пленума) определено, что учредительный договор общества с ограниченной ответственностью согласно ст.8 Закона РБ от 09.12.1992 № 2020-XII «О хозяйственных обществах» (далее - Закон об обществах) (в редакции Закона от 30.07.2004 № 307-З) является договором, регулирующим условия создания общества и взаимоотношения участников общества при осуществлении его деятельности.

Учитывая, что учредительный договор является одним из видов гражданско-правового договора, в силу п.2 ст.420 Гражданского кодекса РБ (далее - ГК), такой договор может быть расторгнут хозяйственным судом по иску одного из участников (нескольких участников), предъявленному к остальным участникам. Участник общества вправе самостоятельно выбрать способ защиты своих прав: либо посредством предъявления иска в хозяйственный суд о расторжении учредительного договора, либо реализуя принадлежащее ему право выхода из состава участников (ст.93 ГК, п.5 постановления Пленума).

Расторжение учредительного договора возможно только по основаниям, предусмотренным п.2 ст.420 ГК (часть вторая п.5 постановления Пленума).

Согласно п.2 ст.420 ГК по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной, а также в иных случаях, предусмотренных ГК.

Причем существенным признается нарушение договора одной из сторон, влекущее для другой стороны такой ущерб, в результате которого она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора (часть вторая п.2 ст.420 ГК).

Часть вторая ст.100 Хозяйственного процессуального кодекса РБ закрепляет правило о том, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством, т.е. в данном случае истец должен доказать факт существенного нарушения ответчиком условий учредительного договора.

Однако приведенные в исковом заявлении и объяснении на отзывы ответчика и третьего лица факты не дали хозяйственному суду оснований полагать, что действия ответчика являются существенными нарушениями условий учредительных документов.

Так, ссылка истца на невозможность реализации своего права на участие в хозяйственной деятельности общества ввиду злоупотребления правами со стороны ответчика не нашла подтверждения в материалах дела, поскольку истец за все время деятельности общества воспользовался принадлежащим ему правом дважды: инициировал проведение внеочередного собрания участников и попросил ознакомиться с бухгалтерской отчетностью общества.

Как следует из представленных ответчиком документов, а также содержания искового заявления, просьбы истца были удовлетворены в полном объеме.

Содержащиеся в исковом заявлении утверждения о злоупотреблении ответчиком, являющимся одновременно директором общества, правами участника общества также не подтверждаются материалами дела.

Согласно подп.10.41.2 устава директор общества в пределах своей компетенции без доверенности действует от имени общества, в т.ч. представляет интересы общества и совершает сделки от имени общества.

Как следует из подп.10.41.10 устава, директор общества регулярно (не реже одного раза в год на годовом собрании) отчитывается перед общим собранием участников общества, а также представляет документы и информацию, касающуюся деятельности общества, в порядке, определяемом общим собранием общества.

Вместе с тем истцом не представлено доказательств неудовлетворительной оценки работы директора общим собранием участников общества, что, по мнению хозяйственного суда, свидетельствует о согласии истца с принципами ведения хозяйственной деятельности ответчиком.

Утверждение истца о наличии у ответчика 57 % доли в уставном фонде общества, что, по мнению истца, дает право ответчику не принимать во внимание его позицию по некоторым вопросам деятельности общества, хозяйственный суд считает голословным, поскольку учредительными документами предусмотрен ряд основополагающих вопросов деятельности общества, по которым решение принимается всеми участниками общества единогласно.

Кроме этого, истец 26 марта 2007 г. добровольно отказался от права на приобретение 15 % доли в уставном фонде общества и сделка купли-продажи доли истцом не оспорена.

Также не подтвердилось утверждение истца о причинении ему ответчиком ущерба в форме упущенной выгоды, а именно неполученных дивидендов, которые он мог бы получить при обычных условиях сдачи в аренду принадлежащего обществу недвижимого имущества.

При определении размера ущерба истец исходил из размера выручки, которая имела бы место при применении обществом ставок, аналогичных ставкам, установленным транспортным коммунальным дочерним унитарным предприятием «М». При этом истец в исковом заявлении и объяснениях приводит различные суммы и расчет ущерба.

Хозяйственный суд посчитал приведенные истцом факты необоснованными, так как общество является коммерческой организацией и при определении размеров ставок арендной платы руководствуется иной методикой расчета, чем предприятия, осуществляющие сдачу в аренду недвижимого имущества, находящегося в коммунальной или республиканской собственности.

Исходя из представленной сторонами, а также имеющейся в распоряжении хозяйственного суда информации, недвижимое имущество, принадлежащее на праве собственности обществу, предоставлялось в аренду по наименьшим ставкам совместному предприятию, учредителями которого являются в т.ч. родственники истца и ответчика.

Согласно части восьмой ст.13 Закона об обществах (в редакции Закона от 10.01.2006 № 100-З), подп.2.1.2, 6.1 и 6.2 учредительного договора и подп.3.2, 8.1 и 8.2 устава общества участник общества имеет право принимать участие в распределении прибыли общества.

Часть прибыли общества, остающаяся в распоряжении после уплаты налогов и иных обязательных платежей, покрытия убытков текущих периодов, образовавшихся по вине самого общества, отчислений в фонды общества, за исключением случаев, установленных законодательством, может быть распределена между его участниками в размерах и сроки, определяемые общим собранием участников (ст.96 Закона об обществах (в редакции Закона от 10.01.2006 № 100-З)).

Таким образом, получение прибыли является основной целью деятельности общества. При этом участники общества вправе рассчитывать на получение дохода из нераспределенной прибыли (дивидендов), полученной в ходе осуществления обществом хозяйственной деятельности, лишь при принятии положительного решения общим собранием участников.

Истцом не представлено доказательств инициирования созыва общего собрания участников по вопросу распределения прибыли общества и выплаты дивидендов участникам.

Назначенное на 27 ноября 2007 г., а затем на 8 февраля 2008 г. заседание общего собрания участников общества по вопросу распределения прибыли общества и выплаты дивидендов не состоялось по причине неявки истца.

Как следует из представленных сторонами документов, общество в течение 1996-2000 гг. приобрело значительный объем недвижимого имущества, является стабильно работающей организацией, имеющей положительную репутацию на рынке, постоянных партнеров, ежегодно увеличивающийся размер прибыли, сформированный трудовой коллектив.

Действующим законодательством Республики Беларусь установлен исчерпывающий перечень оснований для ликвидации субъекта хозяйствования по решению хозяйственного суда, однако истцом не приведено и судом не установлено оснований для ликвидации данного общества.

Таким образом, хозяйственный суд пришел к выводу о том, что не основанные на нормах действующего законодательства и положениях учредительных документов общества, не соответствующие фактическим обстоятельствам дела требования истца о расторжении учредительного договора и ликвидации общества удовлетворению не подлежат.

Решение Кассационной коллегии Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь

Не согласившись с решением хозяйственного суда, истец подал кассационную жалобу, в которой указал, что ответчик (участник общества), выполняя функции директора общества, на протяжении длительного времени (с 1997 г. по настоящее время) сдает имущество общества по явно заниженным ставкам арендной платы, в результате чего общество недополучило значительную прибыль, которую могло получить при нормальном ведении хозяйственной деятельности. Указанные действия, по мнению истца, влекут ущерб, в результате которого он в значительной степени лишен того, на что был вправе рассчитывать при заключении учредительного договора. При этом истец, по его мнению, никаким иным образом не может защитить свои интересы, так как ответчик имеет долю 57 % в уставном фонде общества и не позволяет сместить себя с должности директора.

Оставляя решение хозяйственного суда первой инстанции в силе, а кассационную жалобу без удовлетворения, Кассационная коллегия Высшего Хозяйственного Суда РБ отметила, что истцом не представлены доказательства того, что ответчиком были допущены нарушения условий учредительного договора и норм законодательства, определяющих права и обязанности участников хозяйственных обществ.

Так, истцом не было представлено доказательств того, что им предъявлялись какие-либо претензии к ответчику как к участнику общества в течение всего периода деятельности общества. В направленном истцом досудебном требовании о расторжении учредительного договора истец ссылается лишь на то, что ответчик, обладая большой долей в уставном фонде общества и являясь руководителем общества, принимает любые решения по любым вопросам деятельности общества, тем самым нарушая условия учредительного договора, ущемляя права истца, предусмотренные ст.13 Закона об обществах. Однако ни в данном досудебном требовании, ни при рассмотрении дела в хозяйственном суде первой инстанции истец и его представитель не смогли указать конкретные нарушения конкретных условий учредительного договора и норм действующего законодательства, которые были допущены ответчиком и которые могли служить основаниями для расторжения учредительного договора в соответствии с п.2 ст.420 ГК.



29.08.2008 г.



Юрий Грушецкий, судья хозяйственного суда г.Минска

 
 

Copyright (c) 2009-2016 SystemaBY.com. Все права защищены