В помощь - Совместная собственность супругов на имущество унитарного предприятия (в вопросах и ответах)



СОВМЕСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ СУПРУГОВ НА ИМУЩЕСТВО УНИТАРНОГО ПРЕДПРИЯТИЯ
(В ВОПРОСАХ И ОТВЕТАХ)

Вопрос: Унитарные предприятия в Республике Беларусь не могут иметь в собственности имущество. Все имущество унитарного предприятия, включая и предприятие как имущественный комплекс, принадлежит учредителю и находится в хозяйственном ведении (оперативном управлении) унитарного предприятия. В то же время законодательством четко не определены пределы полномочий учредителя по распоряжению имуществом унитарного предприятия. Есть вопросы, свидетельствующие о том, что учредители унитарных предприятий часто сталкиваются с проблемами распоряжения принадлежащим им имуществом. Особенно много их возникает по поводу распоряжения имуществом частных унитарных предприятий, где учредителем выступает физическое лицо, состоящее в браке.

Что делать унитарному предприятию, если учредитель отсутствует, а необходимо получить согласие собственника на совершение сделки? Вправе ли дать такое согласие супруг учредителя? Является ли супруг учредителя унитарного предприятия собственником этого предприятия? Имеет ли право супруг учредителя на прибыль, полученную унитарным предприятием, если предприятие создано до заключения брака? Мы обобщили эти и другие вопросы и сформулировали для обсуждения.

Согласно ст.259 Гражданского кодекса РБ (далее - ГК) имущество, нажитое супругами во время брака, находится в их совместной собственности.

Если один из супругов учредил унитарное предприятие, то какие права имеет второй супруг на вклад в уставный фонд и на имущество, приобретенное предприятием в результате осуществления хозяйственной деятельности?

В соответствии со ст.256 ГК каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению совместным имуществом. Причем в силу п.2 данной статьи при совершении сделки с таким имуществом согласие на сделку остальных собственников предполагается, если иное не вытекает из соглашения между ними.

Означает ли это, что независимо от того, кто из супругов является учредителем унитарного предприятия, другой супруг (сособственник) вправе давать согласие на совершение сделок, в т.ч. с недвижимым имуществом унитарного предприятия (например, давать согласие на отчуждение такого имущества, сдачу его в аренду и т.п.)?

Ответ: Решающее значение в вопросе прав одного из супругов на имущество унитарного предприятия, учрежденного вторым супругом, играет момент создания предприятия.

Если унитарное предприятие создано одним супругом до брака, то право собственности на имущество такого предприятия принадлежит исключительно данному супругу.

Однако, как и во всяком правиле, здесь есть свои исключения. Если второй супруг внес значительный вклад в увеличение имущества унитарного предприятия, то в силу ст.26 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье (далее - КоБС) такое предприятие (как объект - имущественный комплекс) унитарного предприятия (как субъекта) переходит в общую совместную собственность супругов. Вопрос заключается в определении понятия значительности вклада. Представляется, что такой вклад должен быть либо в имущественной форме (причем неважно, за счет личного имущества супруга, вносящего вклад, или за счет совместного имущества супругов), либо в невещной форме, которая бы давала основание утверждать, что за счет такого вклада имущество унитарного предприятия значительно увеличено. В такой невещной форме могут выступать, например, профессиональные знания, навыки, умения и деловые связи второго супруга. Следует отметить, что для объективной оценки значимости невещного вклада не существует однозначных методик, и в случае судебного спора все будет зависеть от конкретных обстоятельств.

При этом хотелось бы обратить внимание на случай значительного увеличения имущества унитарного предприятия в результате труда второго супруга. В отличие от общего правила ст.26 КоБС, предусматривающей безусловное признание права общей собственности на имущество, которое увеличилось в результате труда одного из супругов, не являющегося собственником имущества, в рассматриваемом случае с унитарным предприятием такое правило не действует. И вот почему. За свой труд в унитарном предприятии второй супруг получал заработную плату. Следовательно, он получил определенную компенсацию за свой вклад в увеличение имущества унитарного предприятия в рамках трудовых правоотношений и требовать дополнительной компенсации в виде признания права совместной собственности на имущество предприятия не может.

На практике бывают ситуации, когда унитарное предприятие создано одним из супругов во время брака, но исключительно за счет личного имущества супруга-учредителя. В таком случае право собственности на имущество унитарного предприятия, как и в предыдущем случае, принадлежит исключительно супругу, создавшему предприятие.

Если же в дальнейшем второй супруг внес значительный вклад в увеличение имущества унитарного предприятия, то имущество унитарного предприятия можно рассматривать как совместную собственность супругов.

Когда унитарное предприятие создано во время брака за счет совместного имущества супругов, имущество такого унитарного предприятия, бесспорно, является общей совместной собственностью супругов.

Несмотря на это, права собственников реализуются через полномочия одного из супругов, как учредителя данного унитарного предприятия. В том числе и согласие на распоряжение имуществом унитарного предприятия, если такое согласие предусмотрено уставом предприятия или законодательством, также дает супруг-учредитель. Эти полномочия предоставлены супругу-учредителю ст.256, 276 ГК и, как правило, уставом унитарного предприятия.

Исключение составляет дача согласия учредителем на распоряжение недвижимым имуществом унитарного предприятия. В силу п.2 ст.256 ГК для распоряжения недвижимым совместным имуществом требуется письменное согласие всех собственников. Соответственно для распоряжения недвижимым имуществом унитарного предприятия должно быть получено согласие обоих супругов.



Ян Функ, Председатель Международного арбитражного суда
при Белорусской торгово-промышленной палате,
кандидат юридических наук, доцент



Вопрос: На практике возникают ситуации, когда один из супругов - собственников унитарного предприятия отсутствует (болен, находится в отпуске, в местах лишения свободы и т.п.), а унитарному предприятию необходимо получить согласие собственника на совершение сделки.

Вправе ли второй супруг дать такое согласие? И как быть, если он не является учредителем унитарного предприятия?

Подытоживая вышесказанное Яном Иосифовичем, можно сделать вывод, что согласие собственника на совершение сделок требуется только в случаях, отдельно предусмотренных законодательством и (или) уставом унитарного предприятия. При этом согласие второго супруга предполагается. Если уставом предусмотрено, что согласие на совершение сделок дает не только учредитель, но также один из собственников предприятия, то во время отсутствия учредителя второй супруг (сособственник) вправе дать такое согласие. В этом случае согласие учредителя как одного из собственников предполагается. Для совершения сделок с недвижимым имуществом необходимо согласие обоих супругов.

Ответ: Дополняя уважаемого Яна Иосифовича, хочу сказать, что вопрос действительно является интересным, неоднозначным и в то же время практичным.

Согласно ст.23-24 КоБС имущество, нажитое супругами в период брака, независимо от того, на кого из супругов оно приобретено либо на кого или кем из супругов внесены денежные средства, является их общей совместной собственностью. Супруги имеют равные права владения, пользования и распоряжения этим имуществом, если иное не предусмотрено брачным договором. При этом доли супругов признаются равными.

Вопросы владения, пользования и распоряжения общим совместным имуществом урегулированы ГК. В соответствии со ст.256 ГК участники совместной собственности, если иное не предусмотрено соглашением между ними, сообща владеют и пользуются общим имуществом. Распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершена сделка по распоряжению имуществом. После принятия Закона РБ от 20.07.2006 № 160-З «О внесении изменений и дополнений в Гражданский кодекс Республики Беларусь» это правило не распространяется на недвижимое имущество, для распоряжения которым необходимо письменное согласие всех участников совместной собственности. То есть в настоящий момент для распоряжения недвижимым имуществом, находящимся в совместной собственности, необходимо письменное согласие обоих супругов.

Чтобы понять правовую природу этой нормы и логику такого ограничения на распоряжение, необходимо более детально уяснить правовую природу общей совместной собственности.

Статьей 246 ГК определено, что общая собственность на имущество является долевой, за исключением случаев, когда законодательными актами допускается образование совместной собственности на это имущество.

Таким образом, нахождение имущества в общей совместной собственности является исключением из правила, которое может возникать только в случаях, прямо предусмотренных законом (например, вышеприведенная норма КоБС об общей совместной собственности супругов).

Ни ГК, ни КоБС не предусматривают других оснований для возникновения общей совместной собственности, кроме вышеназванных. Даже наследники, если их несколько, приобретают наследство в общую долевую собственность (ст.1078 ГК). Аналогично имущество простого товарищества находится в долевой собственности товарищей (ст.913 ГК). Таким образом, можно утверждать, что нормы, ограничивающие участников общей совместной собственности в распоряжении имуществом, касаются именно распоряжения имуществом, находящимся в общей совместной собственности супругов.

Понятна логика законодателя, стремящегося защитить такой ограничительной нормой права супругов при распоряжении общим совместным недвижимым имуществом. Ведь недвижимость является дорогостоящим объектом прав. К тому же чаще всего именно недвижимое имущество является местом проживания. В этой части Жилищный кодекс РБ, предусматривая необходимость согласия всех проживающих совершеннолетних членов семьи при отчуждении или обмене жилого помещения (ст.122-123 Жилищного кодекса РБ), как бы дополняет ГК в части защиты прав собственников.

Но в то же время такое ограничение, установленное ГК, касается любого недвижимого имущества, в т.ч. и закрепленного за унитарным предприятием, созданным одним из супругов. Согласно ст.113 ГК имущество частного унитарного предприятия находится в частной собственности физического лица (совместной собственности супругов) либо юридического лица и принадлежит такому предприятию на праве хозяйственного ведения.

Как предусмотрено ст.276 ГК, унитарное предприятие, государственное объединение не вправе продавать принадлежащее им на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество, сдавать его в аренду, в залог, вносить в качестве вклада в уставный фонд хозяйственных обществ и товариществ или иным способом распоряжаться этим имуществом без согласия собственника. Остальным имуществом, принадлежащим предприятию или государственному объединению, они распоряжаются самостоятельно, за исключением случаев, установленных законодательством и собственником имущества.

То есть, основываясь на вышеуказанных нормах, с учетом ограничений, предусмотренных ст.256 ГК, можно сделать вывод о том, что при распоряжении недвижимым имуществом унитарного предприятия, учрежденного одним из супругов, требуется письменное согласие второго супруга. Даже если унитарное предприятие собирается сдать недвижимое имущество (например, офис) в аренду, то требуется согласие второго супруга.

Этот вывод, хоть и с неизбежностью следует из норм законодательства, в то же время ограничивает правоспособность унитарных предприятий по сравнению с иными видами юридических лиц, что нельзя назвать логичным.

В ст.276 ГК описаны полномочия собственника: собственник имущества, находящегося в хозяйственном ведении, в соответствии с законодательством решает вопросы создания унитарного предприятия, определения предмета и целей его деятельности, его реорганизации и ликвидации, назначает руководителя предприятия, осуществляет контроль за использованием по назначению и сохранностью принадлежащего предприятию имущества. Среди полномочий собственника отсутствует указание на его право вмешиваться в хозяйственную деятельность предприятия. Более того, при таком вмешательстве, если оно повлекло за собой банкротство предприятия, ответственность может быть возложена на собственника (учредителя).

Иными словами, в известных пределах унитарное предприятие, как и иное юридическое лицо, является самостоятельным в заключаемых сделках, за исключением случаев, установленных уставом и законодательством (в частности, при распоряжении недвижимым имуществом). Естественно, что касается сделок по безвозмездному отчуждению собственности или сделок на заведомо невыгодных условиях, то для них такая норма является обоснованной. Однако если эта норма препятствует заключению взаимовыгодных сделок и просто нормальной хозяйственной деятельности, то применение такой нормы является некорректным. Законодатель и так предусмотрел нормы, защищающие права собственников от заключения сделок, противоречащих интересам собственника. Например, сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску любого заинтересованного лица (ст.180 ГК).

По моему мнению, ограничение по распоряжению недвижимым имуществом, предусмотренное ст.276 ГК, является ненужным и излишним, особенно в части запрета на передачу недвижимого имущества в аренду без согласия собственника.

Более того, когда необходимо получить согласие второго супруга при распоряжении недвижимостью, следует учитывать, что в этом случае отношения между супругами выходят за рамки гражданско-правовых, поскольку не обладают такими признаками, как возмездность, эквивалентность, получение прибыли.

Сделки в гражданско-правовом обороте, в которые вступают стороны, ведут к получению, как правило, взаимовыгодного результата, который можно оценить. В то же время согласие или несогласие второго супруга на заключение сделки часто может и не зависеть от выгодности или невыгодности того или иного договора, а диктоваться межличностными отношениями.

Таким образом, при заключении сделок унитарное предприятие оценивает выгодность заключаемой сделки, но это не влияет на право одного из супругов наложить вето на заключение подобной сделки. Эта правовая и экономическая коллизия в настоящий момент не имеет разрешения.



Максим Половинко, юрисконсульт субъекта хозяйствования



Анализ законодательства, регулирующего отношения общей совместной собственности супругов, позволяет сделать следующие выводы.

Положения ст.136 ГК, части второй п.1 ст.219 ГК, п.1 ст.259 ГК, части первой ст.23 КоБС свидетельствуют о том, что имущество, приобретенное супругами во время брака, в т.ч. и такое, которое приобретено супругами в результате возмездного отчуждения плодов, продукции, доходов, полученных в результате использования имущества, нажитого одним из супругов до брака, либо за счет дарения или в порядке наследования в период брака, а также имущество, приобретенное унитарным предприятием в результате осуществления им хозяйственной деятельности в период нахождения супругов в браке, поступает в общую совместную собственность супругов.

При этом, по нашему мнению, необходимо разделять различные правовые режимы плодов, продукции, доходов и имущества, полученного в результате их отчуждения, по таким критериям, как состав имущества и время возникновения права собственности. Имущество, получаемое в результате возмездного отчуждения плодов, продукции, доходов, отличается по правовой природе от самих плодов, продукции, доходов, а момент заключения брака определяет, в чью собственность поступает такое имущество (например, если имущество получено после заключения брака - то в общую совместную собственность).

С другой стороны, согласно положениям абзаца седьмого п.20 постановления Пленума Верховного Суда РБ от 22.06.2000 № 5 «О практике рассмотрения судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» (далее - постановление № 5) не является общей собственностью супругов имущество, приобретенное во время брака на личные средства одного из них, принадлежавшее каждому из них до вступления в брак.

При этом необходимо отметить некоторое несоответствие абзаца седьмого п.20 постановления № 5 содержанию части первой ст.26 КоБС, поскольку данной нормой КоБС определяется правовой режим только такого имущества, которое принадлежало супругу до его вступления в брак, а также было получено им в период брака в качестве дара либо в порядке наследования, но никак не имущества, приобретенного в период брака одним из супругов за его личные средства, принадлежавшие ему до брака.

Кроме того, данное положение постановления № 5, по нашему мнению, может распространяться только на случаи раздела имущества, приобретенного супругами в период брака, что не влияет на определение правового режима этого имущества в части необходимости истребования согласия второго супруга на распоряжение им.

Таким образом, по нашему мнению, имущество, приобретенное супругами в период брака, вне зависимости от того, за чьи средства оно приобретено, поступает в общую совместную собственность. Юридический факт наличия права собственности на имущество, приобретенное одним из супругов до брака, либо в порядке дарения, либо по наследству, либо за личные средства этого супруга уже в период брака, влияет только лишь на определение его доли в общей совместной собственности при разделе общего имущества.



Денис Алейников, старший партнер юридической группы «АргументЪ»



Вопрос: А что Вы можете сказать по поводу второго вопроса о праве супруга, не являющегося учредителем, давать согласие на совершение сделок унитарным предприятием?

Ответ: В соответствии с частью четвертой п.2 ст.113 ГК имущество частного унитарного предприятия находится в частной собственности физического лица (совместной собственности супругов) либо юридического лица и принадлежит такому предприятию на праве хозяйственного ведения.

Таким образом, унитарное предприятие является коммерческой организацией, имущество которой может находиться в частной собственности физического лица либо в совместной собственности супругов. В соответствии c пп.1 и 2 ст.47-1 ГК при создании коммерческой организации формируется уставный фонд этой организации в порядке, установленном законодательством.

Вкладом в уставный фонд коммерческой организации могут быть вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в т.ч. имущественные права, либо иные отчуждаемые права, имеющие денежную оценку. При этом в силу части третьей п.2 ст.47-1 ГК в уставный фонд коммерческой организации не может быть внесено имущество, если право на отчуждение этого имущества ограничено собственником, законодательством или договором.

Принятие собственником имущества решения о формировании уставного фонда унитарного предприятия создает для собственника имущества обязанность по передаче имущества в качестве вклада в уставный фонд унитарного предприятия и является односторонней сделкой, направленной на распоряжение имуществом. В связи с тем что имущество, за счет которого вносится вклад, находится в общей совместной собственности супругов, на вклад будут распространяться права общей совместной собственности супругов.

Унитарное предприятие на основании п.1 ст.276 ГК владеет, пользуется и распоряжается этим имуществом в пределах, определяемых в соответствии с законодательством (унитарное предприятие не вправе распоряжаться недвижимым имуществом без согласия собственника). Остальным имуществом унитарное предприятие распоряжается самостоятельно в пределах, установленных собственником или отдельными законодательными актами.

В случае если законодательством или собственником имущества унитарного предприятия не установлены случаи самостоятельного распоряжения унитарным предприятием движимым имуществом, принадлежащим ему на праве хозяйственного ведения, унитарное предприятие имеет право на защиту его владения, в т.ч. и против собственника.

Таким образом, унитарное предприятие обладает определенной самостоятельностью в совершении сделок, в т.ч. направленных на распоряжение имуществом, принадлежащим ему на праве хозяйственного ведения, что не требует во многих случаях согласия собственника на такое распоряжение.

В тех случаях, когда уставный фонд унитарного предприятия сформирован за счет имущества, находящегося в общей совместной собственности, а унитарное предприятие не вправе распоряжаться таким имуществом без согласия собственника (например, в случае, установленном п.3 ст.276 ГК, либо когда в уставе унитарного предприятия, решениях собственника о передаче унитарному предприятию имущества на праве хозяйственного ведения или иных документах установлены ограничения по распоряжению таким имуществом), необходимо получение согласия собственника (а в рассматриваемом нами случае - супругов) на такое распоряжение.

В тех случаях, когда уставный фонд унитарного предприятия сформирован за счет имущества, находящегося в собственности одного из супругов, имущество, приобретаемое унитарным предприятием в результате осуществления им хозяйственной деятельности в период брака, поступает, по нашему мнению, в общую совместную собственность супругов, однако в случае раздела такого имущества все имущество, полученное унитарным предприятием, по решению суда может быть отнесено к доле супруга, за счет имущества которого данное предприятие было создано.

Вместе с тем, учитывая, что п.2 ст.256 ГК установлена презумпция согласия супругов на совершение сделки по распоряжению совместным имуществом, кроме недвижимого, для истребования унитарным предприятием согласия на распоряжение имуществом достаточно соответствующего волеизъявления одного из супругов.


Денис Алейников, старший партнер юридической группы «АргументЪ»



Резюме: Неожиданным оказалось то, что ни один из судей хозяйственных и общих судов, к которым мы обратились, не взял на себя ответственность прокомментировать рассматриваемые на круглом столе вопросы. По нашему мнению, представители судебных органов отказались высказаться по причине отсутствия какой-либо судебной практики по данной теме.

Тем не менее авторитетные мнения известных юристов, которые приняли участие в круглом столе, позволяют нам сделать некоторые выводы.

По общему мнению наших участников, если унитарное предприятие создано во время брака супругов за счет их общего имущества, то имущество такого унитарного предприятия является совместной собственностью супругов. Не вызвал разногласий и вопрос о собственности на имущество унитарного предприятия, созданного одним из супругов до брака. Такое имущество является собственностью супруга, создавшего унитарное предприятие.

Спорным остался вопрос об имуществе унитарного предприятия, полученном в результате деятельности унитарного предприятия в период нахождения супругов в браке. По мнению ряда участников обсуждения, такое имущество является совместной собственностью с известными оговорками. Другие участники не считают такое имущество совместным, если оно приобретено за счет личных средств одного из супругов.

Вопрос о даче согласия одного из супругов на совершение сделок не вызвал больших затруднений. Унитарное предприятие самостоятельно совершает все сделки, кроме сделок с недвижимостью, на которые необходимо согласие обоих супругов.

За пределами обсуждения остались вопросы распоряжения имуществом унитарного предприятия, в частности вопросы изъятия имущества из хозяйственного оборота, раздела имущества унитарного предприятия при разводе супругов, налогообложения имущества, переданного учредителю от унитарного предприятия. На одном из ближайших заседаний круглого стола мы планируем рассмотреть эти и другие интересующие читателей вопросы об имуществе унитарного предприятия.

27.08.2007 г.



Материал подготовлен редакцией журнала «Юрист»

 
 

Copyright (c) 2009-2016 SystemaBY.com. Все права защищены