В помощь - А было ли собрание?



А БЫЛО ЛИ СОБРАНИЕ?

Вступление в силу новой редакции Закона РБ от 09.12.1992 № 2020-XII «О хозяйственных обществах» (далее - Закон № 2020-XII) обязало хозяйственные общества в срок до 2 августа 2007 г. привести их учредительные документы в соответствие с требованиями Закона РБ от 10.01.2006 № 100-З (далее - Закон № 100-З). Для некоторых хозяйственных обществ выполнение указанной нормы стало испытанием прочности отношений между учредителями (участниками) юридических лиц, проверкой их добросовестности и порядочности в отстаивании своих интересов. В качестве примеров неудовлетворительного результата такого испытания можно привести несколько дел, рассмотренных хозяйственным судом г.Минска.

Предметом одного судебного спора стало требование ООО «В» - участника ООО «П» - о признании недействительными решений внеочередного и повторного общего собрания ООО «П». Истцом было заявлено, что первое собрание участников ООО «П» не проводилось и поэтому на таком собрании не могло быть принято решение о проведении повторного внеочередного собрания участников ООО «П» с той же повесткой дня. Истец также полагал, что ввиду нарушения порядка созыва второго собрания принятое на нем решение не имеет юридической силы.

Предметом другого подобного дела, рассмотренного судом, стало требование гражданина А. - одного из участников ООО «И» - о признании недействительным решения внеочередного собрания участников общества. Собрание участников проводилось по вопросам избрания председателя общего собрания, приведения учредительных документов ООО «И» в соответствие с требованиями Закона № 100-З и по некоторым другим вопросам, связанным с внесением изменений в учредительные документы ООО «И». В обоснование заявленного требования истец сослался, в частности, на то, что повестка дня собрания не формировалась и не рассылалась, созыв и проведение внеочередного общего собрания участников общества не осуществлялись, а следовательно, регистрация участников общества на собрании не производилась. Истец считал, что нарушение норм законодательства и положений учредительных документов общества о проведении собрания ООО «И» и принятии оспариваемого решения собрания повлекло нарушение его прав и законных интересов. Нарушение, в частности, выразилось, по его мнению, в том, что на основании новой редакции учредительных документов общества, якобы принятой на внеочередном общем собрании участников общества 7 декабря 2006 г., часть вопросов, для принятия которых ранее требовалось единогласие всех участников общества, может приниматься простым большинством голосов участников общества.

В ходе рассмотрения указанных дел выяснилось, что согласно установленным судом фактам общее собрание участников ООО «И» и ООО «П» как установленная Законом № 2020-XII процедура принятия решений высшим органом общества вообще не проводилось, а представленные суду протоколы собрания участников общества содержали сведения, не соответствующие действительности. При таких обстоятельствах судебным инстанциям необходимо было решить следующие вопросы:

1) можно ли признать недействительным решение общего собрания участников хозяйственного общества, которое обществом не принималось?

2) может ли такое решение обжаловать участник хозяйственного общества, подписавший протокол общего собрания участников и не возражавший против принятия решения?

3) допустимы ли отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения по вопросу признания недействительными решений общего собрания участников хозяйственного общества, если стороны в процессе представлены аффилированными лицами?

От ответа на эти вопросы зависело не только разрешение конкретных судебных дел, но и правильность выбора способа защиты нарушенных прав и законных интересов участников хозяйственных обществ в иных подобных случаях.

Обратимся к теории. Согласно ст.49 Гражданского кодекса РБ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законодательством и учредительными документами. В ст.45 Закона № 2020-XII предусмотрено, что решения общего собрания участников хозяйственного общества, принятые с нарушением требований настоящего Закона и иного законодательства или учредительных документов хозяйственного общества и (или) нарушающие права и законные интересы участника этого общества, не принимавшего участия в голосовании либо голосовавшего против их принятия, могут быть обжалованы в суд участником акционерного общества в течение 6 месяцев, а участником общества с ограниченной ответственностью и общества с дополнительной ответственностью - в течение 2 месяцев со дня, когда они узнали или должны были узнать о принятии таких решений. По смыслу п.6 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда РБ от 19.05.2005 № 19 «Об отдельных вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением условий учредительства юридических лиц и законодательства о хозяйственных обществах» (далее - постановление № 19) протокол собрания участников хозяйственного общества является письменной формой решения высшего органа такого юридического лица. Следовательно, решение общего собрания участников хозяйственного общества в материально-правовом значении может одновременно пониматься как акт волеизъявления хозяйственного общества (юридический факт) и как письменный документ (протокол собрания участников общества), а в процессуально-правовом значении - как материальный объект иска (примечание 1) и как средство доказывания. Отметим, что указанные понятия не тождественны.

Юридическая наука различает подлинные документы и подложные, действительные и недействительные. Термин «документ» происходит от латинского «documentum» - доказательство, свидетельство (примечание 2). В cловаре русского языка С.И.Ожегова приводятся следующие определения слова «документ»: деловая бумага, подтверждающая какой-либо факт или право на что-либо; письменное свидетельство о чем-нибудь (примечание 3).

В криминалистике подложным документом называют документ, который никогда не имел юридической силы, поскольку его содержание и (или) реквизиты не соответствуют действительности (примечание 4). Различают два вида подлога: интеллектуальный и материальный. Интеллектуальный подлог выражается в составлении и выдаче документа, правильного с формальной стороны (наличие и правильность всех реквизитов), но содержащего заведомо ложные сведения. При материальном подлоге изменено содержание подлинного документа, т.е. внесены ложные сведения вместо содержащихся правильных (подчистки, исправления, дописки и т.п.). Подлинный документ, выполненный по установленной или принятой форме, может быть действительным или недействительным. Действительный документ - это документ, имеющий в настоящий момент юридическую силу, недействительный - документ, не имеющий юридической силы.

Представляется, что в ст.45 Закона № 2020-XII речь идет о решении общего собрания участников хозяйственного общества в смысле волеизъявления органа юридического лица. В качестве способа защиты прав и законных интересов участников хозяйственного общества избрано признание такого юридического факта, как решение, не имеющее юридической силы. Этот вывод можно аргументировать следующим образом.

В юридической литературе и практике признается, например, что незаключенная сделка не может быть признана недействительной, подделка свидетельства о заключении брака не позволяет признать сам брак недействительным, подделка диплома об окончании высшего учебного заведения с целью незаконного трудоустройства не влечет недействительности договора об образовании. И это логично, если таких юридических фактов, как сделка, вступление в брак, учеба, в действительности не было. По смыслу законодательства не имеющим юридической силы может быть признан только факт, имевший место в действительности. Отсутствие юридического факта не может оцениваться с точки зрения его действительности либо недействительности.

Применительно к спорам между хозяйственным обществом и его участниками судебная практика еще не выработала четких подходов к проблеме признания недействительными решений органов хозяйственных обществ в случаях, когда имеются доказательства того, что собрание участников общества не проводилось. Полагаем, что в указанных случаях следует исходить из следующих обстоятельств.

Решение общего собрания участников хозяйственного общества представляет собой акт волеизъявления юридического лица. Действующим законодательством предусмотрена процедура его принятия. Факт принятия такого решения и факт соблюдения порядка его принятия должны подтверждаться доказательствами, соответствующими критериям относимости, допустимости, достоверности и достаточности. При этом согласно ст.45 Закона № 2020-XII нарушение требований данного Закона при принятии решения общего собрания участников хозяйственного общества может послужить основанием для признания недействительным такого решения.

Однако обжаловано может быть только принятое решение хозяйственного общества. Таким образом, при предъявлении в суд требования участника хозяйственного общества о признании недействительным решения общего собрания со ссылкой на нарушение порядка его проведения суду следует правильно оценить характер и последствия таких нарушений. В случае если имеющиеся доказательства свидетельствуют о том, что решение действительно принималось в день, указанный в протоколе общего собрания участников, лицами, указанными в этом протоколе, по вопросам, отраженным в протоколе, но при этом был нарушен порядок извещения участников общества о созыве общего собрания, отсутствовал кворум участников общего собрания, неправильно определены результаты голосования и т.п., решение общего собрания участников хозяйственного общества может быть признано недействительным ввиду его принятия с нарушением требований Закона № 2020-XII или положений учредительных документов конкретного общества. Однако в тех случаях, когда имеются доказательства того, что сведения, отраженные в протоколе общего собрания участников хозяйственного общества, не соответствуют действительности, т.е. когда собрание участников хозяйственного общества не созывалось и не проводилось, сам протокол был изготовлен и подписан не в тот день, который указан в его тексте, не теми лицами, которые должны были его подписать, следовательно, имел место интеллектуальный или материальный подлог такого документа, как протокол общего собрания участников, суд не может признать решение общего собрания участников общества недействительным ввиду того, что такое решение вообще не принималось. В подобной ситуации суд должен констатировать отсутствие юридического факта в виде решения органа хозяйственного общества вследствие поддельности протокола собрания участников общества и в признании такого решения недействительным отказать. При этом участники хозяйственного общества вправе использовать иные способы защиты своих нарушенных прав и законных интересов (обращение в суд с исками о понуждении ко внесению изменений в учредительные документы, о возмещении убытков и др.).

Именно такую позицию занял хозяйственный суд при рассмотрении упоминавшегося выше дела по иску ООО «В» о признании недействительными решений общего собрания участников ООО «П». При вынесении этого решения судом были учтены следующие обстоятельства.

В ходе разрешения данного спора суд своим определением обязал ответчика и третье лицо (второй участник ООО «П») предоставить доказательства, подтверждающие принятие решения о проведении внеочередного общего собрания участников ООО «П» 15 декабря 2006 г., уведомление истца (ООО «В») о времени и месте проведения такого собрания, участие истца в данном собрании. Представители ответчика и третьего лица пояснили суду, что в порядке, предусмотренном уставом ООО «П», уведомлений о проведении внеочередного собрания 15 декабря 2006 г. они истцу не направляли, решение о проведении такого собрания представить не могут и решение, принятое на собрании 15 декабря 2006 г., в адрес истца также не направлялось. Интересы истца на внеочередном собрании 15 декабря 2006 г. представлял гражданин Л., который являлся директором истца (ООО «В»), а также директором ответчика (ООО «П»).

В материалах дела имелись лишь доказательства созыва и проведения собрания участников ООО «П» 21 декабря 2006 г., а также принятия на нем решения, свидетельствующие о том, что указанное собрание не рассматривалось участниками ООО «П» и самим обществом в качестве повторного. Кроме того, экземпляр протокола общего собрания участников ООО «П» от 21 декабря 2006 г., направленный истцу ответчиком, и экземпляр этого же протокола, представленный ответчиком в судебном заседании, отличались (в частности, в первом из указанных экземпляров слова «повторное собрание» отсутствовали в отличие от второго).

Из пояснений представителей истца следовало, что истцу (ООО «В») впервые стало известно о якобы проводившемся 15 декабря 2006 г. внеочередном общем собрании участников ООО «П» только 13 февраля 2007 г. в ходе судебного процесса по иску гражданина Л. к ООО «П» о его незаконном увольнении. Представители ответчика и третьего лица не оспаривали то обстоятельство, что протокол от 15 декабря 2006 г. в адрес истца ими не направлялся, решение от 15 декабря 2006 г. также не доводилось до сведения истца.

По результатам исследования вышеуказанных доказательств суд пришел к выводу, что 15 декабря 2006 г. никакого внеочередного собрания участников ООО «П» не проводилось, так как ни третьим лицом, ни ответчиком не было представлено доказательств, подтверждающих обратное. Доводы представителей ответчика и третьего лица о том, что о проведении собрания был уведомлен директор ООО «В» Л., суд признал необоснованными, так как с 1 декабря 2006 г. директором ООО «В» являлось другое лицо. Таким образом, поскольку 15 декабря 2006 г. внеочередного общего собрания участников ООО «П» не проводилось, то и решение от 15 декабря 2006 г. о необходимости проведения повторного собрания 21 декабря 2006 г. на нем не принималось. Материалы дела свидетельствовали о том, что до момента возникновения спора об увольнении в суде общей юрисдикции о существовании решения ООО «П» от 15 декабря 2006 г. никто не знал, в т.ч. ответчик и третье лицо. Соответственно в удовлетворении исковых требований о признании недействительным решения от 15 декабря 2006 г. о проведении повторного внеочередного собрания участников 21 декабря 2006 г. судом было отказано.

Требования истца (ООО «В») о признании недействительным решения общего собрания участников ООО «П» от 21 декабря 2006 г. об освобождении от должности директора общества Л. и назначении директором общества другого лица признаны судом обоснованными и правомерными. При этом суд руководствовался следующим. При проведении собрания 21 декабря 2006 г. была нарушена ст.108 Закона № 2020-XII, предусматривающая, что общее собрание участников общества с ограниченной ответственностью созывается исполнительным органом этого общества, если иное не предусмотрено учредительными документами в соответствии с частью второй настоящей статьи. Согласно части второй ст.49 данного Закона внеочередное общее собрание участников хозяйственного общества должно быть проведено не позднее 40 дней с даты принятия уполномоченным органом хозяйственного общества решения о созыве и проведении этого собрания, за исключением случаев, когда для проведения внеочередного общего собрания участников хозяйственного общества частью третьей настоящей статьи или учредительными документами хозяйственного общества предусмотрен иной срок. В Уставе ООО «П» было указано следующее:

- внеочередные общие собрания участников проводятся в случаях, если этого требуют интересы общества;

- внеочередные общие собрания общества могут быть созваны председателем общего собрания по собственной инициативе, а также по требованию директора общества, ревизионной комиссии или участников общества, обладающих в совокупности не менее чем 10% голосов;

- уведомление о сборе внеочередного собрания каждый из участников должен получить не менее чем за 14 дней до даты проведения внеочередного общего собрания участников общества;

- уведомление о сборе внеочередного собрания направляется в адрес каждого участника заказным письмом с уведомлением о вручении и в обязательном порядке должно содержать время, дату и место проведения собрания, а также повестку дня по вопросам, которые будут обсуждаться на внеочередном общем собрании.

Пунктом 7.11 Устава ООО «П» предусмотрено, что исполнительным органом общества является директор. Согласно приказу ООО «П» исполнение обязанностей директора общества на период с 1 октября по 16 декабря 2006 г. было возложено на гражданку З.

Материалами дела подтверждено, что уведомление о проведении внеочередного собрания было направлено истцу только за 6 дней до проведения собрания, тогда как п.7.5 Устава предусмотрено, что такое уведомление должно быть получено участником за 14 дней до даты проведения собрания. Представители истца на данном собрании не присутствовали.

В соответствии с частью второй ст.43 Закона № 2020-XII общее собрание участников хозяйственного общества признается правомочным, если его участники обладают в совокупности более чем 50% голосов от общего количества голосов, принадлежащих участникам хозяйственного общества, если учредительными документами хозяйственного общества не предусмотрено для кворума большее число голосов. В случае отсутствия кворума внеочередное общее собрание участников общества может быть проведено повторно с той же повесткой дня. Согласно п.7.7 Устава ООО «П» общее собрание участников общества считалось правомочным, если на нем присутствуют участники (их представители), обладающие в совокупности не менее чем 50% голосов. В силу ст.3 Закона № 100-З подлежала применению часть вторая ст.43 Закона № 2020-XII, так как п.7.7 Устава противоречил данной норме. Поскольку ООО «В» в качестве участника ООО «П» принадлежало 50% голосов от общего числа голосов участников общества, внеочередное общее собрание участников ООО «П», проводившееся 21.12.2006, было неправомочным ввиду отсутствия кворума: на данном собрании присутствовал только один участник ответчика (ЧУП «М»), обладающий 50% голосов участников общества.

Таким образом, установление факта отсутствия решения общего собрания участников ООО «П» от 15 декабря 2006 г. повлекло признание недействительным решения общего собрания участников ООО «П» от 21 декабря 2006 г., поскольку указанное собрание не являлось повторным.

В другом деле суд столкнулся со следующей проблемой. Хотя общее собрание участников ООО «И» не созывалось и не проводилось в установленном порядке, протокол общего собрания участников ООО «И» был подписан всеми участниками данного общества, в т.ч. истцом - гражданином А. Подписи участников ООО «И» в протоколе общего собрания участников и в учредительных документах общества были поставлены добровольно, что нашло свое подтверждение при нотариальном удостоверении изменений, вносимых в учредительные документы ООО «И». При указанных обстоятельствах суд первой инстанции сделал вывод о том, что, хотя при созыве и проведении внеочередного собрания были допущены нарушения, доказательства свидетельствуют об участии истца в проведенном общем собрании участников общества, добровольном и осознанном подписании протокола общего собрания учредителей, а следовательно, об отсутствии в соответствии со ст.45 Закона № 2020-XII у гражданина А. права на удовлетворение иска, как у участника хозяйственного общества, принявшего участие в голосовании при принятии оспариваемого решения и проголосовавшего за его принятие. Апелляционная инстанция, не согласившись с выводами суда первой инстанции, решение суда первой инстанции по данному делу отменила и исковые требования гражданина А. о признании недействительным решения общего собрания участников ООО «И» удовлетворила, указав, что фактически общее собрание участников ООО «И» не только не готовилось, но и не проводилось. Созыва внеочередного собрания участников общества в установленном порядке никто не требовал. Повестка дня общего собрания участников ООО «И» не формировалась, участникам общества не рассылалась и для обсуждения не предлагалась. Открытое голосование по вопросам внесения изменений в учредительные документы ООО «И» не проводилось. Принятое решение не оглашалось и не доводилось до сведения участников общества в установленном порядке. Следовательно, были нарушены требования ст.38, 39, 41 и 42 Закона № 2020-XII и пп.10.8, 10.11 и 10.13 Устава ООО «И». Апелляционная инстанция признала, что подписание протокола собрания участников ООО «И» и учредительных документов общества в помещении нотариальной конторы не только не подтверждает созыв и проведение собрания, но и не может обеспечить надлежащую оценку содержания и значения документов лицами, подписавшими их. Следовательно, факт подписания протокола не может быть признан участием в обсуждении и голосовании по вопросам, указанным в протоколе общего собрания участников ООО «И». Кассационная коллегия Высшего Хозяйственного Суда РБ решение апелляционной инстанции признала обоснованным. Вывод суда первой инстанции об отсутствии у гражданина А., подписавшего протокол собрания участников общества, права на обжалование принятого решения признан вышестоящими судебными инстанциями необоснованным в связи с существенным нарушением процедуры принятия решения общего собрания участников общества.

Таким образом, в изложенной ситуации апелляционная и кассационная инстанции исходили из возможности признать решение органа хозяйственного общества, которое не принималось, недействительным, а участие лица в интеллектуальном подлоге при изготовлении протокола общего собрания участников ООО «И» - не тождественным его участию в работе общего собрания участников общества, при проведении которого были допущены нарушения требований Закона № 2020-XII и учредительных документов ООО «И».

В завершение хотелось бы затронуть еще несколько вопросов.

В соответствии с п.6 постановления № 19 споры о признании недействительными решений собраний участников, иных органов хозяйственных обществ не относятся к спорам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, и рассматриваются хозяйственными судами по правилам искового производства. В силу ст.63 Хозяйственного процессуального кодекса РБ ответчик вправе при рассмотрении дела в хозяйственном суде первой, апелляционной, кассационной или надзорной инстанции признать иск в целом или его части. На любой стадии процесса стороны могут закончить дело мировым соглашением. Хозяйственный суд не принимает заявлений об уменьшении размера исковых требований, об отказе истца от иска, о признании иска ответчиком и не утверждает мирового соглашения сторон, если это противоречит законодательству или нарушает права других лиц. В этих случаях хозяйственный суд рассматривает спор по существу.

В спорах между учредителями (участниками) хозяйственных обществ нередко бывает, что представитель хозяйственного общества, который в силу законодательства и учредительных документов представляет интересы этого общества в суде, одновременно выступает либо лицом, представляющим интересы противоположной стороны по спору, либо ее аффилированным лицом. Такой представитель готов совершить процессуальные действия, не соответствующие интересам представляемого им лица, в интересах другой стороны. Так, в частности, при рассмотрении судом дела по иску гражданина А. к ООО «И» ответчик в лице директора ООО «И» гражданина Н., являющегося одновременно одним из восьми участников ООО «И», признал иск.

Следует учитывать, что споры о признании недействительными решений органов общества с ограниченной ответственностью всегда затрагивают не только права и интересы истца и ответчика, но также интересы остальных участников хозяйственного общества. Поэтому суд признает, что при совпадении процессуальной позиции сторон по спорам между учредителями (участниками) хозяйственного общества, но наличии возражений со стороны иных его участников спор подлежит рассмотрению по существу в целях защиты законных интересов всех участников хозяйственного общества и обеспечения стабильности и законности складывающихся в обществе правоотношений.

Представляется, что судебной практике еще предстоит ответить на множество вопросов, касающихся эффективной защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц, возникающих в связи с созданием, деятельностью и прекращением деятельности хозяйственных обществ. При этом важно правильно оценивать не только характер нарушений, допущенных конкретными участниками или должностными лицами таких обществ, но и их правовые последствия.

26.11.2007 г.

Андрей Рыбалкин, судья хозяйственного суда г.Минска

Материал подготовлен редакцией журнала «Юрист»

Примечание 1. Гражданский процесс. Общая часть: учебник / Т.А.Белова, И.И.Верховодко, В.Г.Голованов [и др.]; под общ. ред. Т.А.Беловой, Н.Г.Юркевича. - Мн.: Амалфея, 2000.

Примечание 2. Словарь иностранных слов. - 15-е изд. - М.: Русский язык, 1988. - С.624.

Примечание 3. Ожегов С.И. Словарь русского языка / С.И.Ожегов; под ред. Н.Ю.Шведовой. - 15-е изд. - М.: Русский язык, 1984.

Примечание 4. Криминалистика: учебник для вузов / Т.В.Аверьянова, Р.С.Белкин, Ю.Г.Корухов [и др.]; под ред. Р.С.Белкина. - М.: НОРМА: ИНФРА-М, 2002.


От редакции: В Хозяйственный процессуальный кодекс РБ от 15.12.1998 № 219-3 на основании Закона РБ от 08.07.2008 № 395-З внесены изменения и дополнения.

 
 

Copyright (c) 2009-2016 SystemaBY.com. Все права защищены